While many viagra online internet or not cialis they do not OR viagra go ahead prefer cialis yes it is not viagra online some other like do not phentermine In some countries Viagra because prescriptions Viagra online without prescription are not Viagra from such pharmacies viagra i like it

Я обручена з тим, кому служать ангели і чия краса затьмарює сонце та місяць
(антифон OCV, 029)

 

Сайт посвячених дів Києво-Житомирської дієцезії. * Царице дів, молися за нас!
Іду, щоб нести плоди PDF Друк e-mail
Четвер, 13 вересня 2012, 10:44

9

Вперше інформація про Ольгу Тимофєєву з’явилася в Інтернеті три роки тому. Йшлося про посвячення у чин дів жінки, яка належала до візантійського обряду. Це зацікавило нас, адже досі було відомо лише про дів латинського обряду. Ми познайомилися. Оля виявилася дуже відкритою і товариською людиною. Ми стали обмінювалися досвідом переживання свого покликання, а нещодавно вона погодилася поділитися цим на сторінках нашого сайту.

Як ти відкрила своє покликання? Хто у цьому відіграв головну роль? 

Тут надо вернуться почти на 20 лет назад.
Я была крещена в детстве, но, как многие мои ровесники, выросла в семье, где не было интереса к вопросам веры. Я уверовала в юности, будучи студенткой. Пришла в католический храм св. Людовика в Москве (это один из двух католических храмов на территории Российской Федерации, который никогда не был закрыт). В те годы все мы, до прихода в Католическую Церковь крещеные, но не жившие в вере, практиковали латинский обряд. Других возможностей не было.
Потом я пошла учиться в колледж св. Фомы, дававший мирянам богословскую подготовку. Тогда его возглавлял о. Бернардо Антонини, итальянский священник из Веронской епархии (о нем: http://www.radiovaticana.org/rus/articolo.asp?c=466903). В памяти российских католиков его имя связано со всем новым, что начало происходить в оживавшей церкви после 1990 года – основатель единственной в России католической духовной семинарии, многолетний декан колледжа, основатель общероссийской газеты «Свет Евангелия»… Его нельзя было не любить. Однажды, во время духовных упражнений в колледже (если мне не изменяет память) я пошла к нему на исповедь, и он мне задал прямой вопрос, как мне показалось, никак не связанный с содержанием собственно исповеди. Вопрос о том, как я вижу свое будущее в Церкви. Это была осень 1996 года. У меня не было ответа. На его поиски ушло несколько месяцев, когда я каждый день примерно по часу молилась об указании мне пути, просила дать конкретный знак.
Великим Постом 1997 знак я получила, на исповеди о. Бернардо речь шла уже скорее о деталях – как и где я могу реализовать свое стремление полностью принадлежать Богу и служить Церкви. Что я бы хотела тут отметить: как для меня, так и для священника, с которым я это обсуждала, в то время существовала одна возможность – принадлежность к какой-то монашеской общине внутри Церкви (в общении с другими посвященными девами и кандидатками мне доводилось много раз слышать о том же – сначала была одна или несколько попыток начать монашескую жизнь). Я была послушна, обратилась к монахине, указанной мне о. Антонини, окончила колледж св. Фомы – это означало больше 2 лет ожидания.
Итак, осенью 1999 г. в качестве кандидатки начала формацию в миссионерской конгрегации Служительниц Святого Духа, уехав из Москвы на Украину. Потом было продолжение формации в Польше. Летом 2002 года я приехала в Россию на практику (в приходе в Вологде), вернулась в Польшу в начале 2003. Сил на регулярную монашескую жизнь оказалось недостаточно. Как мне тогда показалось, посвященная жизнь – не для меня. Какой знак мог быть яснее этого жизненного поражения?
Пришлось снова учиться жить – искать работу, планировать расходы, отдых. Помню, что были даже мысли о замужестве. Весной 2004 я поехала на майские праздники в другой город, было три или четыре свободных дня и возможность спокойно находиться в храме, молиться. Оказалось, что желание принадлежать Богу и служить Ему никуда не ушло. Очень ясно проявилось еще одно – оставаться на родине. Надо было еще понять – как его воплотить в жизнь, когда мне пошел четвертый десяток, здоровья не было, новые попытки начать монашескую жизнь в общине смысла не имели. Я молилась и думала, спрашивала духовника.
Сначала он предложил мне пообщаться с сестрами одной из «бесхабитных» конгрегаций, основанных бл. Гоноратом Козьминским (первоначальные уставы нескольких из них предусматривали существование «ассоциированных» - по-польски zjednoczonych – сестер, живущих в своих домах, участвующих в общем служении и поддерживающих связи с сестрами, ведущими общинную жизнь). Осенью 2005 г. я поехала в Нове Място над Пилицей, говорила с ответственными за общину. Как оказалось, ассоциированных сестер в общине давно уже не было, возвращения этой формы посвященной жизни сестры не ожидали. Меня пригласили пройти новициат. Надо было искать дальше.
Я вернулась в Москву. Духовник открыл Катехизис Католической Церкви и показал пункт 922 – о посвященных девах. Тогда я ничего об этом не знала, не знала даже, что это вообще возможно.

Як довго тривала твоя підготовка? Як виглядає підготовка до посвячення у чин дів та стала формація? Хто займається вашою формацією?
 

paramanТут я должна упомянуть о моей обрядовой принадлежности и вообще о том, что это значит для католика.
Я была крещена в православной церкви, так что с момента вхождения в полноту общения со вселенской Церковью с точки зрения канонического права я принадлежала к византийскому обряду католической церкви. Вопрос обряда возникает крайне редко – при заключении церковного брака, крещении детей, поступлении в семинарию или монастырь. В прочих обстоятельствах каждый из нас, будь он католиком латинским, византийским или армянского обряда, может участвовать в любых богослужениях, совершаемых католическим священником любого обряда.
Поэтому, вступив в монашескую конгрегацию чисто латинскую, без восточной ветви (как это есть у салезианок или иезуитов), я получила на это специальное разрешение Конгрегации Восточных Церквей, в котором уточнялось, что, покинув общину Служительниц Святого Духа, я возвращаюсь в византийский обряд.
Вскоре после моего возвращения Рим назначил ординария для российских католиков византийского обряда и стала выстраиваться более-менее ясная структура приходов, начались регулярные встречи священников восточного обряда с ординарием. Т.е. был епископ, в юрисдикции которого я находилась и к которому могла обратиться, прося посвящения. Я написала прошение. Епископ думал. Так прошел год. Потом я получила разрешение принести годичный обет чистоты – торопиться было некуда, подлинность и чистота намерений проверяется временем.
На момент получения этого разрешения было более-менее ясно, какое направление следовало придать моей формации. Я окончила богословский колледж, прошла канонический новициат в монашеской общине, то есть определенная богословская и духовная формация была получена, ее следовало углублять, но сосредоточиться надо было на другом – на, так сказать, человеческой формации. Открыть – как Бог действовал в моей жизни, как я Ему отвечала (или не отвечала), открыть свою слабость и учиться Ему доверять. Этим содержанием были наполнены 3,5 года от первого годичного обета до посвящения. Это я продолжаю и сейчас, идя через кризисы и сомнения. В период до посвящения, кроме духовника, я пользовалась помощью двух монахинь (из разных конгрегаций), в своей общине имевших опыт работы в формации.
И до, и после посвящения мной занимается мой духовник, о. Сергей Николенко, администратор греко-католического прихода св. Игнатия Антиохийского в Москве.
И я совсем забыла рассказать о моей общине. Я принадлежу к общине «Семья св. Лазаря» (www.lazfam.ru), жизнь и служение которой связаны с помощью зависимым людям и членам их семей. Общинная жизнь – существенная часть моей подготовки к посвящению и постоянной формации.

Чи є у вашій єпархії інші посвячені діви?
 

Церковная структура, к которой я принадлежу, не является епархией в привычном понимании. У нас, католиков византийского обряда в России, есть ординарий, власть которого распространяется на всех верных этого обряда от Калининграда и до Владивостока, образно говоря (более подробно тут: http://www.rkcvo.ru/node/390).
Других дев у нас нет. В церковном сознании верных нашего обряда посвященная жизнь традиционно ассоциируется исключительно с монашеством, причем с монахами и монахинями, носящими облачение и явно отличающимися от прочих верных католиков. Поэтому «дева, посвящаемая в мирском одеянии» (определение этого церковного ordo в Правилах св. Василия Великого) остается совершенно неизвестным призванием.
Кодекс Канонов Восточных Церквей (1991 г.) говорит так:
Кан. 570 – Партикулярне право може встановляти інші види аскетів, які наслідують пустельницьке життя, чи належать вони до інститутів посвяченого життя, чи ні, подібно окремо становляться посвячені діви і вдови, прилюдно сповідуючи у світі обіт чистоти.


Як давно посвячують дів у візантійському обряді?

Когда мы читаем творения восточных Отцов Церкви, мы часто встречаем упоминания о «девах»,olga_tim_2 причем, если Отцы западные (Амвросий, Августин, Киприан Карфагенский) говорят больше о красоте этого церковного призвания, Отцы восточные обращают внимание больше на практические вопросы: я уже упоминала о Правилах св. Василия (там речь идет о понимании статуса девы и церковных последствиях ее отхода от призвания), до нас дошли среди проповедей св. Иоанна Златоуста несколько говорящих о важности и ясности знака иной реальности, которым дева является в Церкви, о том, что знак должен быть читаем. Это «Слово к живущим вместе с девственницами и «Слово к девственницам, жившим вместе с мужчинами». Нельзя также не вспомнить и «Пир десяти дев» святого Мефодия Патарского или Олимпийского.
Но после них мы обнаруживаем ту же тенденцию, что нам известна по истории Ordo virginum в латинском обряде – все больше женщин, ведущих общинную жизнь в монастыре, все меньше дев, пока это призвание не исчезает совершенно в средние века. Сейчас канонически эта возможность появляется вновь. Мне не встречались сообщения о посвящении «восточных» дев. Но между появлением обновленного Чина посвящения дев в латинском обряде (1970) и Кодексом канонов Восточных Церквей (1991) проходит больше 20 лет, жизнь целого поколения!


Чи підтримуєш стосунки з іншими дівами?

В этом помогает Интернет, прежде всего. Нас в бывшем СССР мало, а расстояния огромны. Благодаря социальным сетям я познакомилась с девами из других стран. Также смогла найти Елену, деву из Одесской епархии, вместе с которой мы были когда-то в формации у сестер Святого Духа. Потом установились контакты с нашими сестрами из Германии, Венгрии…

Як виглядає твоє повсякденне життя? Служіння у Церкві? Що ти можеш сказати про покликання посвяченого дівства?

Сегодня мне так везет, что мою работу саму по себе можно назвать служением в Церкви. Я работаю в Каритасе нашей латинской архиепархии Божьей Матери в Москве. Я работаю на неполную ставку, что позволяет мне найти время для молитвы, евхаристии, постоянной формации… потом есть мое служение общине, как я сказала чуть выше. Есть мое служение нашим католикам восточного обряда – участие в наполнении сайта (www.rkcvo.ru). Это переводы, редактирование, поиск материалов. Несколько месяцев назад мне довелось прочитать формационные материалы итальянских дев. Один пункт запомнила очень четко: моя собственная формация уже является служением Церкви.
За последние годы уже сами обстоятельства жизни открывали мне главное в моем существовании посвященной девы. Дева – знак иной реальности, то есть главное – не то, что я делаю или не делаю, куда важнее – кто я. Позволяю ли Богу действовать во мне и через меня? Принимаю ли Его волю и действие? Этот знак вообще понять можно или нет? Может быть, я делаю его нечитаемым?
А дальше стоит просто открыть Чин посвящения. Он очень ясно описывает это церковное призвание. Принадлежать к общине. Быть знаком. Молиться за общину. Служить общине. Моя община огромна и разбросана по всей России. Но она конкретизируется, воплощаясь для меня в моей приходской общине и моей Семье св. Лазаря. С этой относительно небольшой группой людей я соприкасаюсь регулярно. Одинокая жизнь трудна, это следует признать. И без доверия Богу, возрастания доверия к Нему, как и без аутентичной церковной жизни она невыносима и бессмысленна.
Одиночество является существенным аспектом переживания призвания (индивидуальная форма посвященной жизни). Вот мы читаем в Чине посвящения: в отношении кандидатки должна быть обоснованная уверенность, что она выдержит эту жизнь в призвании. То есть нужны определенная надежность, здравомыслие (не кинусь на шею первому встречному, когда одиночество и женская нереализованность, так сказать, станут невыносимы, мне не снесет крышу стремление к самореализации любой ценой или страх за будущее). Важен возраст – молодые девушки хуже знают себя обычно. Мне вот годы принесли опыт собственной слабости и ограниченности, опыт бессилия и признания этого бессилия перед Богом, Который может все. Еще очень важна другая сторона – помощь Церкви. Эта помощь выражается по-разному: духовное руководство, контакты с епископом, молитва, участие в формационных встречах, контакты с представителями других форм посвященной жизни (скажем, с монахинями). То, что на самом деле может быть трудным, - необходимость вписать свою духовную жизнь и церковное служение в обычные будни работающей женщины. До того, как я начала работать в Каритасе, среди критериев поиска места работы у меня этот был на одном из первых мест – работа не на полную ставку или ближе к дому, или ближе к храму.
Случается, что индивидуальные формы посвященной жизни воспринимаются, как «утешительный приз» для тех, у кого не получилось с монашеством и замуж выйти тоже не удалось. Вспоминаю сейчас, что довольно долго смотрела на свое посвящение как на «второй шанс» после того, как не удалась попытка монашеской жизни. Совсем недавно пришло понимание, что я нахожусь на правильном месте, так сказать, к которому пришла после трудных поисков.
Очень важно то, что посвященное девство – это «призвание». То есть мое желание и стремление быть девой нуждается в проверке: это очередное «я хочу» или действительно действие Святого Духа, действие всей Троицы в моей жизни? Как это происходит? Тут работают время, духовное руководство и участие в жизни общины. Время поисков, время ожидания епископского решения и время обновления годичных обетов было важно и плодотворно для меня. И сейчас я спрашиваю себя: как я прошедший год прожила, какие действия и события можно счесть знаками призвания, знаками следования за Христом, а не за своими желаниями и глупостями, и кто мне поможет эти знаки определить. Куда я иду? Почему?
Еще есть такая вещь, которую св. Игнатий Лойола называет «различение духов». Проще говоря: я – дева, но само по себе это наполняет меня гордостью, что есть у меня это достоинство? Сам по себе факт, что я не грешу телом, еще не означает, что не грешит мой дух. Это куда опаснее для сохранения и развития призвания. Может быть, я чувствую себя лучше других, не идущих по этому пути, Я себя чувствую особенной. И тогда кому я служу – самой себе, своим страхам и желаниям, или же Богу и Его Церкви, моим братьям? Какой дух, добрый или злой, действует сейчас во мне?
Сейчас, в Пасхальное время, мы слышим на Литургии как в латинском, так и в византийском обряде Евангелие от Иоанна. Там есть очень хорошие слова: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал» (Ин 15:16). Какие плоды я приношу?




 

 
Новини
Бібліотека
Молімося
Лінки
 
 


Copyright © 2011-2018. Ordo virginum. ArtGattino